Close

Поможет ли цифра сохранить книгу?


Константин Николаевич Костюк

Кандидат политических наук

Генеральный директор издательства "Директ-Медиа"



Книга является уникальным творением человеческого разума, творением, во многом создавшим и преобразившим человеческую культуру. Эту ценность книга приобрела, прежде всего, благодаря своей способности сохранять тексты культуры, быть ее памятью. Но как бы ни была удачна для этих целей технология типографской печати, цифровая книга – более совершенная технология для воплощения и бытования книги. В том числе, для ее основополагающей функции - быть памятью. Однако новая технология ставит перед нами совершенно новые вопросы и задачи, заставляет радикально пересматривать подходы к сохранению книги.


Выступление на Всероссийской научно-практической конференции «Сохранение электронного контента в России и за рубежом: философские, политические и экономические аспекты». 24–25 мая 2012 г., Москва.


Мы привыкли определять книгу в современных терминах – как носитель информации. Согласно оценкам ЮНЕСКО, в мировом информационном потоке документы на бумажных носителях составляют всего 2.4% от общего объема мировой информации. Из них книги занимают лишь около 0.001%.[1] Т.е. в количественном отношении книги полностью утратили лидирующую информационную роль. Однако в качественном плане мы продолжаем связывать с книгой основной формат передачи знаний и основной объект нашей основополагающей потребности – потребности в чтении.


Благодаря своим потребительским свойствам книга остается наиболее эргономичным форматом, удобным как потребителю - для чтения, так и автору – для его письменного сообщения читателю. Дело не в шелесте страниц, а в том, что автор должен оформить свой опус, должен его начать и завершить, и форма этого текстового произведения, коль скоро оно превосходит размеры статьи, обыкновенно составляет книгу. В книгу можно уложить все то, что человек хочет сообщить человеку и человечеству. И именно в форме книги лучше всего воспринять то, что один человек имеет сообщить другим. Поэтому книга никак не ограничивается функцией передачи информации – в ней содержатся источники воспитательных, познавательных, досуговых, коммуникативных энергий. Из всех носителей текста, сколько бы их сейчас не возникало, книга остается жемчужиной, несопоставимой с ними по своей коммуникативной ценности.


Говоря о книге, я уже говорю не о сугубо бумажной книге, а о книге как явлении. И различия между бумажной и цифровой книгой здесь не существенны. Потому что страница-экран, томик-планшет – на сегодня перекликающиеся и взаимозаменимые формы книги. Для меня уже не играет роли, читать ли книгу на планшете или перелистывать страницы. Тем не менее, эти различия все еще играют и будут играть значительную роль в течение длительного времени. Игра с гаджетом и чтение иллюстрированной книги для ребенка – всегда будут различными занятиями. Возможность быть проданной заинтересованной аудитории в церковной лавке – останется всегда закрытой для электронной книги. Есть и еще один немаловажный аспект – сохранение книги.


Бумажный формат ценен тем, что он является идеальным для целей сохранения текстов. Да, книга легко может быть повреждена, она не переносит огня, ветшает и выцветает, теряет форму после нескольких десятков или сотен раз прочтения. Тем не менее, в надежности сохранения текста книга уступает лишь камню. Достаточно отпечатать на бумаге буквы, чтобы текст обрел формы материальной прочности и незыблемости, самодостаточности предмета и индивидуальной независимости. Можно столетиями не заботиться о книге и получить ее почти такой же, какой она была в момент своего рождения. Бумажная форма и есть форма сохранения книги, ибо для длительности ее бытия больше не требуется ничего предпринимать. Печатная книга окристаллизовывает текст на века.


Этой автономности и самодостаточности не может предложить цифровая книга. Вообще говоря, цифровой книги не существует. Существует сложная информационная система, громоздкий аппаратный комплекс, совокупность процессов, которые на выходе позволяют увидеть на экране страницу книги, аналогичную странице бумажной книги. Эта страница тут же исчезнет навсегда, как только пропадет желание читателя. Цифровая книга - не предмет, а процесс; восприятие ее текста – не созерцание, а мгновение взаимодействия с интерфейсом компьютера. С цифровой книгой нельзя «побыть» как с бумажной, ее нельзя по-настоящему «любить». Как мы не можем определить, что такое «телепередача» - временно длящийся объект на экране, или передаваемый передатчиком комплекс сигналов, или записанная в телестудии запись, - точно также мы не определим, «где» находится цифровая книга. Чтобы сохранять цифровую книгу, требуются ежесекундные усилия: достаточно представить, что будет с ней и со всеми электронными библиотеками, если вырубится рубильник в сети.


При этом цифровая книга шествует по плане, в частности, благодаря своей способности сохранять книжное культурное наследство. Достаточно оглянуться вокруг и увидеть тот масштаб оцифровки, который охватил библиотеки, музеи, издательства. В течение какого-то десятилетия был поднят огромный пласт печатного книжного наследия, практически недоступный рядовому гражданину, и стал доступен на расстоянии одного клика. Информационная система способна сохранить книгу, но сохраняет ее она по-другому. Если отдельный экземпляр бумажной книги в любой момент может исчезнуть, электронная среда способна сохранить ее цифровую копию в тысячах экземпляров и мест. Если бумажная книга может безвозвратно затеряться в хранилищах или сундуках, если только не находит выход в библиотечные каталоги, то в отношении электронной книги включенность каталог есть ее неотъемлемое свойство и навигация в среде электронной библиотеки есть обязательный атрибут, без которого – книга не книга, а «слепой» файл. Качество сохранения в электронной среде иное – и это надо признать: оно позволяет не только иметь книгу, но и давать ей беспрепятственный, ничем не ограничиваемый доступ. Оно позволяет возвращать жизнь текстам. Ибо без возможности чтения, доступа понятие сохранности книги пусто и бессмысленно. Усилия по такому сохранению в цифровой среде более дороги, но сохранение культуры всегда есть духовное и материальное усилие, и напрасно тешить себя иллюзией, что в культуре что-то может сохраниться само, без нашего участия.


Вдумаемся, что требует от нас дело сохранения книги?


Во-первых, фиксации текста. Бумажная книга делает это просто – методом теснения-штамповки, выдавливания на материале. После этого материал уже невозможно вернуть в первоначальное состояние; в этом ценность технологии печати с точки зрения сохранения текстов. Цифровая книга использует множество технологий цифровой записи в память компьютера, ассоциирующих некоторое физическое свойство с цифровым кодом, например, магнитные характеристики точки жесткого диска с определенным цифровым значением. По-сути, эти технологии физически настолько уязвимы, что сохраняют информацию лишь очень краткосрочно, – на несколько лет. Помимо этого, окружающая среда для записанного кода настолько быстро меняется (это аппаратная и программная среда, включая операционные системы), что уже не дает возможности воспроизвести этот код через десятилетие без специальных усилий. Тем не менее, цифровые записи способны легко трансформироваться и конвертироваться с одного языка на другой, с одной программы на другую, что позволяет цифровому тексту легко ускользать от гибели. Цифровой код не является материальным – поэтому смерть материала ему ничем не грозит, что не скажешь о других формах сохранения текста. Материал – лишь случайное, хотя и необходимое, его прибежище. Цифровая книга является ментальной сущностью, и только в отношении нее и верно утверждение, что «рукописи не горят». В случае с цифровой книгой дело сохранения – это всецело человеческое усилие, а не достоинство материала или технологии.


Тем не менее, второй аспект сохранения книги – материально-технический. Для сохранения бумажной книги недостаточно ее напечатать. Необходимо обеспечить сохранность бумажного материала, необходимо собирать книги воедино в книжные коллекции, необходимо поддерживать целую отрасль культуропроизводства – библиотеки. В обслуживание каждой бумажной книги входит целый цикл работ и затрат, в том числе, связанный с доступом к ней. Масштаб отрасли, необходимый для сохранения книжного наследия в цифровой среде, представляется гораздо более скромным и экономически рациональным. Прежде всего, благодаря тому, что инфраструктура использования электронных библиотек обща с инфраструктурой работы других программ и допускает высокую степень программной автоматизации. Создание и поддержание электронных библиотек финансово упрощается благодаря избеганию дублирования и необходимости оказывать услугу на «месте». С технологической точки зрения, достаточно одной глобальной библиотеки на весь мир, как достаточно одного книжного Интернет-магазина или одного информационного поисковика, если только все они предоставляют максимальную полноту информационного охвата и качество сервиса. Сохранение книжного наследия в цифровой форме – гораздо менее затратное предприятие, чем сохранение бумажного наследия. В то же время, от книг мы не вправе отказаться. А цифровое сохранение предполагает цикл качественной оцифровки всего книжного массива, что, по сути, означает разовое переиздание всех когда-либо выпущенных книг и требует внушительных инвестиций.


Третий аспект сохранения книги – сохранение внимания к ней. И этот аспект ключевой. Нельзя считать книгу сохраненной, если память о ней полностью утрачена в ментальном пространстве. Понятие сохранения книги вбирает в себя возможность чтения книги, ее участие в человеческих дискуссиях, ее включенность в общий книгооборот. Без этого книга – просто молчащий материальный предмет. Помимо доступа, ключевой аспект здесь – отношение к ресурсу человеческого внимания. Поле внимания сложно взаимодействует с информационной емкостью коммуникативных каналов. Книга должна иметь способность легко перейти из периферии в центр внимания. Каждый обязательный экземпляр изданных в России печатных изданий поступает в Национальное фондохранилище отечественных печатных изданий Книжной палаты. Но это книгохранилище не предназначено для чтения, поэтому здесь не происходит сохранения книги, как такового. Сохраняются лишь носители книг. Каждая, в том числе, актуальная книга, борется за человеческое внимание, этим заняты маркетинговые отделы издательств и к этому, в конце концов, сводится издательская конкурентная борьба. Старая бумажная книга гораздо более беззащитна в деле сохранения внимания к ней, потому что все рыночные технологии издательского бизнеса направлены на замещение старой книги книгой новой - актуальной, рекламируемой, скандальной. Технологии цифрового сохранения дают шанс старой книге побороться за внимание, выйти на первые страницы поисковиков, почувствовать себя на равных с актуально продвигаемыми книгами.


Наконец, в число условий сохранения книги входит необходимость сохранения культурного и интеллектуального контекста книги. Смысл текста может быть понят только в определенном культурно-историческом контексте. Книги современные погружены в этот контекст естественным образом, поэтому их понимать легче всего. Для старых книг требуются герменевтические усилия. Воскрешать контекст помогают, прежде всего, сами книги. Через книги мы пробиваемся к смыслу самих книг. Книги не просто сохраняют сообщения времени, они служат памятью культуры. У человечества до сих пор было крайне мало средств, способных оставлять в памяти следы. И в этой функции книгу не заменить никакими новыми носителями информации. Библиотеки – это тропинки в прошлое, в память культуры. И здесь нет принципиального различия между бумажной и цифровой книгой, между традиционными и электронными библиотеками. Однако электронные библиотеки помогают ближе сплотить книги. Они делают прозрачным и проницаемым весь книжный массив. По сути, электронные библиотеки превращают весь каталог в единый сборник, единую книгу, написанную различными наречиями единого человеческого языка. Если Ю. Лотман говорил о семиосфере, то электронная библиотека является хранилищем этой семиосферы, ее памятью. В отличие от традиционной библиотеки ее тексты не запечатлены на разложенных по полкам свернутых, упакованных и переплетенных листах: они присутствуют здесь, в одном месте, они мгновенно доступны, - они живы! Если традиционная библиотека является гигантской глиняной табличкой, то электронная библиотека – семисфера оторвавшихся от таблички оживших смыслов. Поэтому главное свойство книги – быть памятью человечества – обретает в электронной библиотеке и среде новое качество, новую просветляющую силу.


Подведем итог. Книга является уникальным творением человеческого разума, творением, во многом создавшим и преобразившим человеческую культуру. Эту ценность книга приобрела, прежде всего, благодаря своей способности сохранять тексты культуры, быть ее памятью. Но как бы ни была удачна для этих целей технология типографской печати, цифровая книга – более совершенная технология для воплощения и бытования книги. В том числе, для ее основополагающей функции - быть памятью. Однако новая технология ставит перед нами совершенно новые вопросы и задачи, заставляет радикально пересматривать подходы к сохранению книги. Нам не удастся больше ограничиваться складированием интеллектуального творчества авторов, отлитого в книги представителями разных книжных профессий. Разделение труда в книжной отрасли придется полностью пересмотреть. Самые первые акты творчества, авторскую работу, уже на начальном этапе придется соединять с задачами последнего этапа – библиотеки. И те, кто завершал цикл книжной продукции, библиотекари, станут ключевым звеном дистрибуции и определения места книги в новом цикле жизни электронного книгоиздания.




[1]Грехова Т.В. Мультиресурсная библиотека. Дань моде? Насущная необходимость для современного университета? Или об актуальности и рациональном использовании фонда электронных полнотекстовых ресурсов»» // Сборник научных трудов Национальной библиотеки Узбекистана им. А. Навои «Технологии создания и использования научно-образовательной информации в сети электронных библиотек», Узбекистан, Ташкент, 2010, с. 37 - 49.