Close
Романов Борис Георгиевич

Борис Романов — Пьеро(«Сновидение Пьеро»).


Борис Романов — Пьеро
(«Сновидение Пьеро»).

Романов Борис Георгиевич (22.3.1891, Петербург — 30.1.1957, Нью-Йорк), танцовщик, балетмейстер, педагог.

Сын гардеробмейстера Мариинского театра. Учился в Петербургском театральном училище у Михаила Обухова. После выпуска в 1909 году зачислен в Мариинский театр. Был наделён пылким темпераментом и с успехом исполнял характерно-гротесковые роли (Шута в «Щелкунчике», Лучника в «Половецких плясках», Негра в «Дочери фараона», «Царе Кандавле», «Евнике» и «Исламее», и др.). Находясь на службе в императорской труппе, одновременно заведовал хореографической частью петербургского Литейного театра, в котором ставил танцевальные миниатюры, используя приёмы стилизации и гротеска. Наибольшую известность получила его фантазия «Козлоногие» — исступлённая «дионисийская» оргия на музыку Ильи Саца. Танцовщик был завсегдатаем знаменитого петербургского литературно-художественного кабаре «Бродячая собака». Как хореограф Романов испытал сильное влияние Михаила Фокина. Его эстетические взгляды сложились под воздействием художников «Мира искусства» и поэтов-акмеистов, в частности Михаила Кузмина; увлекался комедией дель’арте и XVIII веком, экзотическим Востоком и Испанией. В середине 1910-х годов Романов осуществил две работы в Русском балете Сергея Дягилева («Трагедия Саломеи», 1913; танцы в опере Игоря Стравинского «Соловей», 1914). С 1914 года он числился балетмейстером Мариинского театра, в основном ставил танцы в операх, а в балетных спектаклях — дивертисментные номера. Экспрессивность, нервная взвинченность постановок Романова приводили в ужас поборников академических традиций. В его балете-пантомиме «Пьеро и маски» («Сновидение Пьеро», 1914, вторая редакция — 1917) традиционные персонажи комедии масок погружались в атмосферу кошмарного сна. В самой значительной из дореволюционных работ хореографа, балете «Андалузиана», в сюите испанских танцев разыгрывалась кровавая драма соперничества, ревности и смерти. Впрочем, в преувеличенной страстности могла таиться ирония. В 1918—19 годах Романов сотрудничал с деятелями драматического театра, организовавшими в Петрограде Театр трагедии, Театр художественной драмы и затем — на их основе Большой драматический театр; к первой годовщине Октябрьской революции подготовил вместе с композитором Борисом Асафьевым балет «Карманьола», показанный только на сцене рабочего клуба под аккомпанемент фортепиано. Весной 1919 года он был избран в Директорию бывшего Мариинского театра, однако уже в 1920 году уехал из Петрограда вместе с женой, балериной Еленой Смирновой. В 1922 году Романов организовал в Берлине собственную труппу — Русский романтический театр, просуществовавшую до 1926 года. Эмоциональная возбуждённость постановок 1910-х годов не привела хореографа к экспрессионизму как таковому. Он утверждал романтическое мироощущение и в своих зарубежных постановках опирался на классические традиции. Репертуар его труппы был разнообразным — он включал в себя «Жизель» (в сокращённой редакции) и «Миллионы Арлекина» («Арлекинаду»), этнографическое представление «Боярская свадьба», оперу-балет «Королева Мая», несколько старых петербургских постановок хореографа и др. В балетах Романова «Трапеция» и «Шубертиана» (оба — 1925) использовались элементы акробатики, спортивные движения. Позже Романов был балетмейстером в труппе Анны Павловой, жил в Аргентине и ставил в театре «Колон» в Буэнос-Айресе национальные балеты (1928—1934). Работал в театрах Парижа, Монте-Карло, Белграда, Рима, Чикаго; в 1934—38 годах — в миланской «Ла Скала», в 1938—1942 и 1945—50 годах — в «Метрополитен-опера» (Нью-Йорк). Преподавал в Буэнос-Айресе и Нью-Йорке. Осуществлял новые постановки, возобновлял в своих редакциях чужие балеты (старые и новые). Среди его поздних работ — «Любовь-волшебница» (1929), «Щелкунчик» (1936), «Пульчинелла» (1950).

Тамара Карсавина — Саломея(«Трагедия Саломеи»). Художник Сергей Судейкин.


Тамара Карсавина — Саломея
(«Трагедия Саломеи»).

« Предыдущий термин Следующий термин »